Сайт журналиста Владимира Шака

Как партизан Иван Копёнкин агентов гестапо ловил

Несмотря на то, что его отряд воевал с простыми сельчанами, командир отряда стал Героем Советского Союза



Довоенную биографию Героя Советского Союза Ивана Копенкина, именем которого названа одна из улиц Запорожья [и Миргорода], можно уместить в несколько предложений: родился 31 января 1917 года в Рязанской губернии; в 1938 году призвался в Красную Армию; служил в погранвойсках на западной границе; в сентябре 1940 года зачислен в штат управления НКВД УССР по Одесской области. Ровно через год – в сентябре 1941-го – Иван Копенкин объявляется в Запорожье и приступает к формированию партизанского отряда, который впоследствии и возглавит. В октябре укомплектованный энкавэдистами и рабочими «Запорожстали» отряд переходит линию фронта и отправляется в рейд по немецким тылам.

 

“Истребил свыше 700 солдат и офицеров противника”

Сначала партизаны кочуют по Харьковской области, затем уходят на Полтаву. И однажды о них вспоминает даже газета «Правда», обнародовавшая короткую информацию следующего содержания: “Партизанский отряд под командованием К. провел крупную операцию на Полтавщине, под селом Малая Обуховка”. С чем была связана операция, газета, правда, умолчала.

Из-за линии фронта, чтобы соединиться с частями Красной Армии, отряд вернется 1 февраля 1942 года. Однако об этом почему-то забудут доложить наркому внутренних дел СССР Лаврентию Берии и он, отправляя в середине мая в Государственный комитет обороны [ГКО] ходатайство о присвоении “сотруднику НКВД УССР Копенкину Ивану Иосифовичу” звания Героя Советского Союза, особо подчеркнет, что “партизанский отряд т. Копенкина с сентября 1941 г. и ПО НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ [выделено мной, – авт.] действует в тылу врага”. И действует, заверил ГКО нарком, весьма эффективно: “Истребил свыше 700 солдат и офицеров противника, 60 полицейских и 122 предателя”.

Реакция на ходатайство последовала незамедлительно: 18 мая 1942 года командиру партизанского отряда Ивану Копенкину было присвоено звание Героя Советского Союза. В принципе, на этом в нашем повествовании можно было бы и точку поставить, помянув добрым словом славного партизана-героя [он погиб летом 42-го].

Точку, однако мы ставить не будем. А для того, чтобы получить представление, как действовал отряд Ивана Копенкина во вражеском тылу, обратимся не к газете «Правда», а к архивным документам [часть из них я получил от членов запорожской организации ВО «Свобода»].

 

Искали наркома, а нашли... священника

Главное задание, которое получили копенковцы, было предельно лаконичным: перейдя линию фронта, отыскать и вызволить из окружения руководство наркомата внутренних дел УССР во главе с наркомом Василием Сергиенко. По сути, партизаны должны были искать и спасать... дезертира.

Оказавшись в окружении, нарком ведь прямо заявил своим подчиненным: я вам теперь никто, делайте, что хотите. Мало того, 13 октября 1941 года нарком отделился от группы сотрудников НКВД и до 21 ноября проживал в Харькове на оккупированной территории. Затем самостоятельно добрался до своих и, избежав проверки, обязательной для окруженцев, стал одним из руководителей Центрального штаба партизанского движения –заместителем начальника.

А копенкинцы тем временем продолжали свой рейд: избегая открытых столкновений с немцами, они беспощадно расправлялись во всеми, кто, по их мнению, так или иначе поддерживал оккупационный режим.

В селе Большая Обуховка, например, партизаны расстреляли семью Фомы Шмыговского – отца и его четверых сыновей [в возрасте от 19-ти до 26-ти лет], обвинив их в распространении среди сельчан собственноручно написанных религиозных листовок: «Молитесь богу за освободителей немцев». А неподалеку от другого села партизаны задержали священника, шедшего в церковь. При себе батюшка имел тысячу нательных крестиков. Объявив священника немецким шпионом, партизаны отрубили ему голову...

Первое вооруженное столкновение с немцами отряд записал на свой счет только накануне 24-й годовщины Октябрьской революции: в окно школьного класса, где, вроде бы, находилась немецкая комендатура, партизаны бросили гранату. Один немец был убит, двое получили ранения.

12 ноября копенкинцы организовали засаду на дороге, ранив при этом в бою нескольких немецких солдат. Реакция со стороны фрицев на засаду была жестокой: они расстреляли 312 жителей ближайших сел и сожгли десятки изб сельчан.

 

“Завербованные гестапо были от 14-ти до 19-ти лет”

А теперь обратимся к самому важному документу, имеющемуся в моем распоряжении. Это копия хранящейся в Центральном государственном архиве общественных организаций Украины «Стенограммы доклада командира партизанского отряда И.Копенкина о рейде по территории Полтавской области в октябре-декабре 1941 г.» Привожу выдержки из нее:

“из расспросов актива села Остановка мне стало известно, что трое жителей данного села относились лояльно к немецким властям. Эти трое лиц были арестованы и 21.10.41 г. расстреляны в лесу”;

“на рассвете 30.10.41 г. наш отряд достиг населенного пункта Хорошки. От местного актива узнал, что бывший учитель средней школы назначен немецкими властями старостой. По выезде из села на три километра его расстреляли”;

“в селе Черевки 1.11.41 г. арестовали вновь назначенного старосту и одного гражданина, лояльно настроенных к немецким властям. Указанных при выезде в село Большая Обуховка расстреляли”;

“за время стоянки в селах Большая Обуховка, Малая Обуховка, Панасовка и Олиферовка расстреляли завербованных немецкой разведкой пять человек, старост – два, лояльно настроенных к немецкой власти и церковников – 17, дезертиров – три. Из них в селе Большая Обуховка расстреляно пять завербованных немецкой разведкой. Все завербованные гестапо были от 14-ти до 19-ти лет”.

Рискну полюбопытствовать, каким нужно обладать воображением, чтобы в четырнадцатилетнем сельском пацане углядеть агента гестапо? Догадываюсь, что вразумительного ответа на этот вопрос быть не может и предлагаю продолжить чтение доклада командира отряда:

“мне стало известно, что шесть жителей села Обуховка лояльно настроены к немецким властям. Для производства операции по изъятию данной шестерки мной 4.11.41 г. была послана группа... Произведя съемку(?), она расстреляла их»”;

“мной установлено, что в селе Большая Обуховка проживают три военнослужащих больше месяца. При помощи местных партизан я арестовал их. Из их опроса выяснил, что они женились и переходить линию фронта не намерены. Этих трех человек расстрелял, как дезертиров и предателей Родины”;

“в селе Панасовка установлено, что бывший кулак назначен старостой. Я послал туда группу людей арестовать старосту и его семью, затем расстрелять, имея в виду, что его жена, мать и дочь активно распространяли антисоветские слухи о том, что Советская власть уже не вернется. Указанные были арестованы и расстреляны, а имевшееся у них имущество пошло на нужды партизанского отряда”;

“мне стало известно, что в селе Малая Обуховка два гражданина проявляют себя лояльно к немецким властям и проводят усиленную агитацию против Советской власти. Указанные лица были арестованы и расстреляны”.

 

“Справились неудовлетворительно”

Позвольте, а где же “крупная операция под селом Малая Обуховка”, о которой написала газета «Правда»? Ее не было, выходит? В таком случае можно предположить, что и истребленных “700 солдат и офицеров противника”, о которых рапортовал ГКО нарком Лаврентий Берия, тоже не было. А что же было?

Похоже, на территории Полтавской области партизаны осуществили против местного населения карательную операцию... оцененную руководством наркомата внутренних дел УССР на двойку: “Справились неудовлетворительно”.

Не берусь судить, почему именно к такому выводу пришли сотрудники четвертого отдела НКВД УССР, принимавшие и оценивавшие отчет командира партизанского отряда, но он был документально зафиксирован и сберегается в Государственном архиве Полтавской области [фонд №105, дело №32, стр.89].

 

***В тему

После прочтения книги американского профессора Джона Армстронга «Советские партизаны» можно выделить несколько фактов:

1. По немецким архивным документам от рук партизан на всех оккупированных территориях СССР погибло около 35 тысяч «немцев» (далее будет пояснено – почему в кавычках). Советская послевоенная пропаганда на порядки увеличивала это число. Утверждалось, например, что якобы только в Орловской области партизаны уничтожили 147.835 немцев.

 

2. Численность немецких войск охраны на оккупированных территориях в 1943 году составляла около 200 тысяч человек. Около 40 процентов из их числа составляли собственно немцы, причем в основном солдаты от 35 лет и старше или физически непригодные для фронта. Остальные оккупационные войска – венгры и румыны [а также хорваты, итальянцы и т.д.]. В качестве карателей, ведших основные действия по ликвидации партизан, немцы старались использовать части бывших советских граждан. Например, особенную жестокость в уничтожении партизан проявило подразделение «Граукопф», в основном состоящее из русских. Количество полицаев из бывших советских граждан, также участвовавших в борьбе с партизанами, – 330 тысяч человек.

 

3. Формирование партизанских отрядов осуществляли работники НКВД [согласно приказу Берии от 26 июня 1941 года], отряды создавались на основе районных и межрайонных отделений НКВД.

 

4. Одной из задач партизанских отрядов была мобилизация мужчин с оккупированных территорий в Красную Армию. Так, только 1-я Белорусская партизанская бригада через так называемый Витебский коридор к августу 1942 года отправила за линию фронта около 25.000 призывников, в основном крестьян.

 

5. Партизанские отряды действовали только на лесных территориях. Основная их концентрация – восточная Белоруссия и Брянская область. Попытки создания партизанских и подпольных городских отрядов на лесостепных территориях обернулись провалом. Например, в Полтавской области малочисленные отряды были уничтожены уже к февралю 1942 года.

 

6. Крестьян в партизанских отрядах немцы по документам проводили как «насильно призванные» либо «похищенные». От 40 до 80 процентов крестьян впоследствии дезертировали из партизанских отрядов. Их бегство обычно происходило при перемещении отряда в другую местность [дезертирство из оседлого отряда грозило поимкой крестьянина в его деревне и расстрелом НКВДшниками].

 

7. Основные потери партизанские отряды несли из-за болезней. Так, захваченные немцами документы т.н. «полка Гришина» показывают, что от болезней отряд за весь 1942 год потерял 261 человека, или 38 процентов состава. За тот же период в боях погибло 52 человека.

 

8. Основную часть времени партизанские отряды проводили в бездействии. Главная их задача была – напоминать местным жителям, что советская власть никуда не делась. Вот, например, времяпровождение начальства одного из белорусских отрядов летом 1942 года в течение 2-х недель, согласно захваченным немцами документам:

18 июня – выпуск стенной газеты, совещание редколлегии;

19 июня – подготовка в роте к дискуссии на тему «Что такое ненависть к врагу?»

20 июня – обсуждение в роте вопросов, касающихся здравого смысла и безопасности;

21 июня – подготовка к лекции, посвящённой годовщине начала войны;

22 июня – проведение в роте собрания, посвящённого годовщине начала войны;

23 июня – политическая информация личного состава;

24 июня – выпуск стенгазеты [совещание редколлегии];

25 июня – разъяснить личному составу, как гитлеровцы бомбят мирное население;

26 июня – совещание с членами редколлегии;

27 июня – беседа с членами и кандидатами в члены [6 человек] коммунистической партии;

28 июня – подготовка к комсомольскому собранию;

29 июня – собрание комсомольцев;

30 июня – выпуск стенной газеты «Красный партизан».

 

9. В случае активизации партизан немцы иногда для их уничтожения снимали войска с фронта. Тогда эффективность борьбы с ними возникала в разы. Вот, например, статистические данные по борьбе с партизанами в Витебской области частей группы «Центр» [операция «Майская гроза»]. Май 1943 года: убито 1227, взято в плен 372, дезертировали 227. Для сравнения после ухода регулярных частей вермахта эффективность борьбы вспомогательных отрядов: сентябрь 1943 года – убито 166, взято в плен 144, дезертировали 44. В июне из дезертиров в этом районе немцами был сформирован полицейский отряд [в основном из крестьян] численностью 150 человек.

 

10. 20 июля 1941 года НКВД издало приказ, разрешавший партизанам носить немецкую форму и в этой форме проводить карательные операции против населения районов, особенно активно участвующих в коллаборационистской деятельности. «Это рождает недоверие к немцам среди населения и деморализует его».




Обновлен 11 мая 2015. Создан 17 мар 2015