Сайт журналиста Владимира Шака

Ничья шахта, вход в которую напоминает... тоннель на тот свет




В тридцати километрах от Запорожья – буквально за околицей поселка Степногорск, что в Васильевском районе, находится беспризорная шахта бывшего Таврического горно-обогатительного комбината, которой до середины 90-х годов вел разработку Великотокмакского месторождения марганцевых руд

По сообщениям в прессе, на 1 января 2001 года балансовые запасы, отнесенные к полю шахты №1 Таврического ГОКа, оценивались в 99 миллионов тонн, промышленные запасы марганцевой руды в контуре шахтного поля – в 55-57 миллионов. Это что касалось первой и на тот момент единственной гоковской шахты. Общие же залежи Токмакского месторождения могут достигать, как уверяли сведущие люди, 1,5 миллиарда тонн.

По оценкам специалистов, запасы токмакской руды превышают запасы Никопольмарганцевого бассейна, на которых работают и поныне Марганецкий и Орджоникидзевский горнообогатительные комбинаты. Немаловажно и то, что среднее содержание марганца в руде Токмакского месторождения – 25,8 процента, а, например, Никопольского – 23 процента. В связи с этим в советские времена планировалось, что токмакская руда постепенно придет на смену никопольской - по мере ее истощения, а новые шахты степного поселка Степногорска, который, как предполагалась, должен был разрастись до города с населением в сто тысяч человек,  позволят заменить построенные еще в 30-е годы минувшего столетия Марганцевский и Орджоникидзевский ГОКи.

 

Лишний ГОК

Насколько мне известно, Великотокмакское месторождение, вроде бы, должны были разрабатывать не менее девяти горнорудных предприятий. А построили – буквально за околицей Степногорска, только  Таврический ГОК.

В 1995 году он был почему-то признан… убыточным и закрылся [кому-то влиятельному в сем мире, похоже, он просто стал не нужен]. Через два года имущество ГОКа передали на баланс специально созданного предприятия «Стептехсервис», которое в начале двухтысячных предприняло попытку запустить остановленный ГОК. Даже вода из затопленной шахты тогда была откачана, в чем лично убедились мы с фотокорреспондентом Сергеем Томко,  спустившиеся – вместе с представителями «Стептехсервиса», естественно, под землю по горизонтальному стволу шахты. Для этого предварительно был открыт вход в нее – мощные металлические двери.

Увы, ГОК в работу запущен не был. И далее события начали раскручиваться в сторону, скажем так, полнейшей деградации крупного горного предприятия, построенного для разработки крупнейшего месторождения марганцевых руд:

в 2008 году Министерство охраны окружающей среды Украины отняло – по причине бездеятельности, как я понимаю, у "Стептехсервиса" лицензию на разработку месторождения,

в 2014 году имущество предприятия – за долги, разумеется, было продано на торгах... как стройматериалы. Под разборку, то есть.

И в непосредственной близости от Степногорска, который, к сожалению, так и не превратился в крупный промышленный город юга Украины, купившие остатки ГОКа начали просто-напросто… нет, не разбирать, а уничтожать купленное.

В прямом смысле слова.

 

Чтобы не осталось камня на камне

В марте 2015 года на месте бывшего ГОКа мы обнаружили… Донецкий аэропорт, который от путлеровских фашистов наши герои, напомню, защищали 242 дня. Такое удручающее впечатление производило увиденное.

Конечно, обо всем этом я рассказал читателям нашей, особо сосредоточив их внимание на том, как конкретно разбирались здания и сооружения бывшего ГОКа: железобетонные конструкции разбивали кувалдами, затем из разбитого хлама вырезали сваркой арматуру, которая шла... на продажу, конечно же. По рассказу работяг, занятых на кувалдно-резательных работах, за день таким способом можно было добыть… тонну арматуры.

Представляете масштабы творимого в двадцать первом веке варварства – по другому и не скажешь. Это до какой степени должно деградировать общество, чтобы его представители – пусть не самые лучшие, начали зарабатывать на жизнь, разбивая кувалдами построенное их отцами?

Есть у кого-нибудь ответ на этот вопрос? У меня – нет.

Один из старателей, кстати, отвел нас тогда к знакомому нам с середины двухтысячных горизонтальному стволу шахты. Никаких ворот, которые мы когда-то видели, там уже не было: вход в шахту начинался прямо с поверхности земли, напоминавшей, повторюсь, Донецкий аэропорт. Или живую иллюстрацию к известной фразе Христа, очень точно охарактеризовавшего однажды высшую, конечную степень разрушения: "Не останется здесь камня на камне". 

Точнее и ярче не скажешь.

А ведь там, под землей, где шахта некогда кипела работой, находится водоносный горизонт Запорожской области.  Догадываетесь, что будет, если туда бросит смертоносную отраву какой-нибудь отмороженный фашист-диверсант, которых тысячи и тысячи в соседней области пребывает.

 

Ничья шахта

Нынче группа журналистов из Запорожья снова побывала в Степногорске и мы, естественно, заглянули на ГОК. Как такового, его уже нет: если минувшей весной на его территории оставались хоть какие-то сооружения, то сейчас ГОК доведен... почти доведен... до состояния "не останется камня на камне". Только пробивающиеся к солнцу кусты какого-то желтого кустарника подтверждали, что мы таки на земле пока, а не на том свете.

Впрочем, "тот свет" начинался тут же: преодолев очередную груду обломков какого-то сооружения бывшего ГОКа, мы оказались… перед входом в шахту. Это  был тот самый горизонтальный ствол, о котором я уже говорил.

Ноги в шахту бежали сами – уклон потому что там порядочный. Но на границе дня и ночи – примерно с того места, до куда достает дневной свет, невольно начинаешь сдерживать шустрый ход вниз, хотя запредельный мрак шахты так и тянет, так и зовет в неизвестность. Туда, откуда, может быть, уже не будет пути назад.

К слову, когда год тому мы вот так же заглянули в пустоту ничейной шахты, оттуда не только холодом дохнуло на нас: до слуха донеслось то ли завывание чертей из преисподней, то ли шум воды подземной. Почему я и назвал в прошлогоднем материале вход в шахту входом в ад.

 

Когда Степногорск заговорит по-китайски?

"Может быть, со сменой правительства в Украине, – поделится с нами мыслями поселковый голова Степногорска Ирина Кондратюк, – удастся, наконец, навести порядок на разрушенном ГОКе. А то ведь туда при правительстве Яценюка даже проверку направить не удавалось: запрещены проверки были. Точнее, допускались только... по инициативе самого предприятия".

Ирина Анатольевна рассказал так же о том, что китайская компания, которая несколько лет назад взялась за разработку Великотокмакского месторождения [подробно о намерениях китайцев я рассказал год назад], но вынужденно остановившая работы из-за войны на Востоке Украины, от своих намерений, похоже, отступать не собирается. Напротив, ожидая завершения войны, регулярно вносит арендную плату за землю, полученную в аренду: часть – небольшая, перепадает Степногорску, другая – большая – соседнему со Степногорском сельсовету, на территории которого в будущем китайцы, заявившие о себе, что ихняя компания "владеет самыми передовыми технологиями и является одной из ведущих в мире по добыче марганцевой руды и производству высококачественного металлического марганца", развернут мощное горное производство.

А я, слушая Ирину Анатольевну, подумал себе: китайские товарищи могли бы ускорить события. Взяли бы, допустим, да заслали куда-нибудь в Забайкалье, скажем, – под видом тамошних самооборонцев, пару развед-диверсионных групп, как это делали московские фашисты в нашем Крыму. Причем, для установления русско-китайского мира на Забайкальщине не нужно было очень уж большие группы создавать: тысяч по двести-двести пятьдесят в каждой, думаю, вполне бы хватило.

Для великого – во всех смыслах, Китая это равноценно капле в море, а нам бы деятельность таких групп была бы... ну, бальзамом на душу, мягко говоря.

Шучу, сами с супостатом управимся.

Фото автора и Сергея ТОМКО

Поселковый голова Ирина Кондратюк


Степногорск

Таврический ГОК, начало 2000-х

В начале 2000-х на ГОКе еще даже гора марганцевой руды имелась

Кусочек руды я прихватил на память

Вход в шахту некогда выглядел так

Таврический ГОК, которого... уже нет




Обновлен 05 мая 2016. Создан 04 мая 2016