Сайт журналиста Владимира Шака

Судоверфь в собственной квартире




Житель Мелитополя Валерий Еремеев делает точные копии боевых парусных кораблей из прошлого

 

К сожалению для самих кораблей, воды они не увидят: являясь точными копиями своих именитых предшественников, они все же не предназначены даже для кротких морских переходов. У себя в квартире мелитополец создает стендовые модели кораблей из прошлого.

Это, в частности:

✓ галеон «Сан Джованни Батиста». Созданный на верфях в Италии, он долго служил испанской короне, пока не оказался во Франции, став личным кораблем королевы Екатерины Медичи;

✓ линкор королевского флота Великобритании «Виктори». Принимал участие в Трафальгарском сражении, в ходе которого на его борту был смертельно ранен адмирал Нельсон;

✓ британский военно-торговый корабль «Баунти». В апреле 1789 года, когда корабль находился в южных широтах, на его борту возник бунт. Капитана, лейтенанта королевского флота, мятежники высадили в баркас, а сами ушли на Таити;

✓ российский линкор «Двенадцать апостолов». Входил в состав Черноморского флота, участвовал в обороне Севастополя и был затоплен. Изображен на восьми полотнах крымского художника Константина Айвазовского.

Все эти красавцы, выплеснув все свои паруса и подхватив ими свежий ветер, готовы хоть сейчас сорваться в воображаемый поход.

Валерий Еремеев родом из Приазовья [родился в тамошней Мироновке], морем поэтому заражен, если можно так выразиться с детства. По его словам, когда сейчас он приезжает из Мелитополя в родные места, может часами сидеть на высоком берегу, наблюдая за Азовом. Особенно, если он на что-то сердиться начинает и затевает шторм. Не девятибальный, конечно, в какой попадали некогда «Сан Джованни Батиста» и «Баунти» или какой изображал на своих картинах Айвазовский, но тоже по-своему грозный. После одного такого азовского шторма Валерию с другими рыбаками-земляками, вышедшими в тот день в море на весельной лодке, пришлось восемь километров по берегу добираться до своего села: на такое расстояние расшалившийся Азов отогнал их лодку.

– А вообще я мечтаю, – говорит кораблестроитель, – оказаться во время шторма в океане. Вот есть такая мечта.

Я не сомневаюсь, что она, естественно, сбудется.

Рано или поздно.

Мой собеседник мне таким человеком показался – у которого в жизни исполняется все задуманное.

Кстати, о судомоделировании Валерий мечтал с детства – у него дядя модели кораблей строил, заразив на всю жизнь племянника мечтой о кораблях и океанских штормах. Но за свою первую модель, подаренную потом своему племяннику, увлекающийся мелитополец взялся только 2014 году.

И постепенно – от корабля к кораблю, стал совершенствовать свое мастерство. Инженерная мысль заработала у человека. Не шучу ничуть. Сам Валерий мне об этом вполне серьезно поведал.

Конечно, я выяснил технологию кораблестроения, применяемую Валерием на личной судоверфи. Кое-что для своего домашнего флота он создает сам. Например, паруса в чае вымачивает, чтобы несколько состарить их, придать им вид... видавших виды, извиняюсь за тавтологию. Остальное же владелец мини-судоверфи приобретает... вместе со специальными журналами, посвященными судомоделированию в домашних условиях. Кажется, они так и называются: «Корабли мира». Или что-то вроде этого.

Журналов – издаются они еженедельно, много нужно. Скажем, на личный корабль адмирала Нельсона «Виктори» ушло 120 штук. Более двух лет понадобилось Валерию, чтобы, наконец, спустить с воображаемых стапелей этот линкор.

Ну и в денежном выражении мини-верфь тоже затрат требует: журналы-то не дешевые. Да еще краски нужны. Да клей... да прочая мелочевка.

Хотя, если разобраться, дороговизна эта относительная. Скажем, бутылку водки кто из нас, мужиков, не позволит себе хотя бы раз в неделю? Ой, хотел бы я такого отыскать, чтоб хоть издалека на него взглянуть!

Шучу.

Наш кораблестроитель как раз из таких – вместо бутылки водки покупает, условно говоря, материальную частичку своей мечты. Чтобы потом, спустя долгие месяцы, воплотить ее, допустим, в корабль с красивым и несколько загадочным названием «Сан Джованни Батиста». В переводе оно, между прочим, звучит ничуть не хуже: «Святой Иоанн Креститель.

Фото Срегя ТОМКО



Создан 06 мар 2016