Сайт журналиста Владимира Шака

Украинский Стоунхендж находится под Мелитополем




Древние, возможно, называли его Троей, а нам он известен как заповедник «Каменная Могила».

 

Перво-наперво я предлагаю уточнить, о чем конкретно пойдет сегодня наш разговор, в котором примет участие директор Акимовского районного историко-краеведческого музея Виктор Гнедашев [однажды, кстати, он весьма удивил читателей нашей газеты - рассказом о подземельях Акимовки, которые, как предполагает Виктор Николаевич, построили... древние скифы].

Итак, уточнение первое:

Стоунхендж [находится в Великобритании, в 130-ти километрах от Лондона] представляет собой сооружение из 82-х пятитонных мегалитов, 30-ти каменных блоков и пяти огромных камней, вес которых достигает 50-ти тонн. Сложенные каменные блоки образуют арки, которые служили когда-то безупречным указателем сторон света. В 1998 году ученые-астрономы воссоздали с помощью компьютера первоначальный вид Стоунхенджа и провели различные исследования. Их выводы явились для многих шокирующими. Оказывается, этот древний монолит является не только солнечным и лунным календарем, как предполагалось ранее, но и представляет собой точную модель солнечной системы в поперечном разрезе;

уточнение второе:

Каменная Могила [находится в Запорожской области – в двух километрах от мелитопольского поселка Мирное, на берегу реки Молочной] – небольшой изолированный массив песчаника, размерами примерно 240 на 160 метров, состоящий из крупных каменных глыб высотой до 12-ти метров. Предположительно возник при отвердении песчаных масс [суглинков] бывшей отмели Сарматского моря под влиянием местных минералов, содержащих железо. В дальнейшем подвергался воздушной и водной эрозии, в том числе продолжительное время будучи островом реки Молочной. Использовался древним человеком в качестве святилища и содержит в своих гротах, которых насчитывается несколько десятков [сейчас они засыпаны песком], уникальные рисунки-петроглифы.

 

Камни раньше стояли на плите

Каменной Могилой и всем, что связано с ней, наш собеседник – директор Акимовского музея Виктор Гнедашев, интересуется давно. Читал работы, посвященные феномену под Мелитополем, пожалуй, всех известных авторов: Бориса Михайлова, Анатолия Кифишина, Юрия Шилова. Многожды и сам бывал на Каменке, как по-простому заповедник на берегу Молочной реки называет местный люд. И однажды обратил внимание, что некоторые камни Каменной Могилы подверглись какому-то не нормальному воздействию природы – ветру времени и дождю эпох, если можно так выразиться.

– Что такое разрушение камня обычными природными силами? – рассуждает вслух Виктор Николаевич. – Это когда он стоит, обдуваемый ветром, а по нему стекает вода, вымывая легкие породы. За сотни, за тысячи лет от такого воздействия на камне появляются зазубринки, что ли, имеющие строгое направление. А на Каменной Могиле я обнаружил иное. Создавалось впечатление, что там вода – и ветер! – воздействовали на камни... снизу. Чего в природе быть не может.

– И чем можно объяснить такую странность?

– Да тем, что камни эти не лежали, а стояли, понимаете? Кстати, у академика Юрия Шилова я вычитал, что сверху Каменная Могила напоминает голову быка. Знаете, что: очень не верится мне, что древние, затрачивая массу усилий, выкладывали гигантские камни таким образом, чтобы сверху они напоминали какое-то животное. Да еще с рогами. Для кого? Ну не для пролетающих же ангелов оно служило ориентиром. Голову быка Каменная Могила стала напоминать случайно. После серьезных трансформаций с ней.

– Объясните, пожалуйста, что вы имеете в виду?

– С удовольствием! Наверху Каменной Могилы имеется плита, которая когда-то, может быть, десять тысяч лет назад, раскололась от какого-то серьезного внешнего воздействия. Остановившись в центре этой плиты, я оценил все, что увидел. Обнаружил слой песчаника с одной стороны и такой же – с другой. Слой кварца нашел на одной части плиты и его продолжение – на другой. То есть, сделал я вывод, мы имеем дело с типичным разломом. Тогда, представив плиту цельной, я осмотрел лежащие рядом с ней два камня. Те самые, со следами ненормального природного воздействия [ветра и влаги]. Мысленно водрузив камни на плиту [для этого даже карандашные наброски делал] и внимательно присмотревшись, я понял, что один из них указывает строго на восход солнца. К слову заметить, в вертикальном состоянии камни эти точно соответствуют направлению природного воздействия на них. Тысячелетия их обдувал ветер и полоскал дождь, когда они пребывали в вертикальном положении. Ну, а упали камни с плиты после того, как она чуть сместилась. И лежали рядом с ней еще тысячи лет. Между прочим, второй камень совпадает с северным направлением, если попробовать его сориентировать по сторонам света. А у восточного – того, который указывает на восход солнца, имеется очень важная деталь: углубление в форме стопы человека. В Стоунхендже и подобных ему древних обсерваториях [в разных местах земли их несколько известно] такой камень называют пяточным. Или мушкой, в которую попадает восходящее солнце строго один раз в году.

– Стопа, о которой вы говорите, вдавлена в камень?

– Она специально выбита в нем! Типичная стопа. Примерно моего размера. В древности, возможно, в нее [а она, имейте в виду, была поднята – вместе с камнем, на значительную высоту] вставлялся какой-то отражатель, который и ловил солнечный луч строго в определенный день – в день летнего солнцестояния, например.

– Интересно, что с другой стороны плиты находится? Тоже упавшие с нее камни?

– Точно! Камни там, правда, поменьше. Мысленно я их тоже попробовал вернуть на плиту и понял, что один из них отвечал за полную луну, а второй был ориентирован на полуденное солнце. Только с западным направлением у меня заминка возникла: не смог я там выделить из хаоса камней какой-то главный, доминирующий. Но, взглянув на линию горизонта, обнаружил на ней некий желобок, в который в летний день и скатывается солнце. Так что в древности Каменная Могила была точно сориентирована по сторонам света.

– В итоге мы с вами получили... обсерваторию, что ли? Вроде Стоунхенджа?

– Обсерваторией она была до разрушения, вызванного каким-то движением почвы. Каким конкретно, ответить трудно. Если возможно вообще.

 

Трою древние греки увидели на месте нынешней Каменной Могилы?

По мнению Виктора Николаевича, если все упавшие камни Каменной Могилы еще раз установить на плите [мысленно или на бумаге] и предположить, что раньше они имели и перекрытие, мы получим... три окна, смотрящие на юг. Или троевратие. Или... Трою. Как и могла называться обсерватория на берегу нынешней Молочной реки. Поэтому вполне возможно, что название для одного из самых легендарных в истории городов было позаимствовано у нас, на берегу Молочной реки. Вполне также возможно, что обсерватория наших далеких предков одновременно являлась и храмом солнца: одно другому ведь совершенно не мешало. На плите, скажем, была древняя обсерватория, а под ней – в подплитных помещениях, находился храм.

- Не так давно, кстати, я где-то вычитал любопытную информацию: возле Каменной Могилы, вроде бы, должна быть просторная – чуть ли не в сотни гектаров, площадь, выложенная идеально вытесанными плитами, - добавляет мой собеседник. - Что это за площадь может быть? Да прихрамовая же!

– Согласитесь, такую великую – судя по ее остаткам, обсерваторию [и храм] могла создать только великая цивилизация. Куда же она делась с наших мест, где ее следы искать?

– Тут ответ простой: с изменением – ухудшением, климата, люди просто-напросто ушли с берегов Молочной реки. Часть из них осела на территории нынешней Греции, принеся туда свои обряды и традиции. А в качестве воспоминания об оставшейся где-то далеко родине один из своих городов вынужденные переселенцы назвали... в честь разрушившейся Трои на берегу Молочной реки.



Создан 08 янв 2016