Сайт журналиста Владимира Шака

Ушел от людей и поселился в землянке, чтобы... обрести себя




Вполне благополучный человек, мастер восточных единоборств из Полог Виктор Васильев, оставив квартиру в городе, переселился в… землянку, собственноручно вырытую в склоне оврага за околицей села Конские Раздоры.

 

Жилище Виктора Анатольевича не могло не привлечь мое внимание: даже со стороны было заметно, что хозяин его – мужик старательный и трудолюбивый. Постой свой он оборудовал на совесть и, я бы даже сказал, с любовью. А по классному, явно не дешевому велику у входа в землянку мне стало понятно, что за самой дальней околицей Конских Раздоров, по соседству с Конкой-рекой, поселился не бомж какой-нибудь горемычный, а достаточно уверенно стоящий на ногах человек.

– Хозяин! – зову, подойдя поближе к землянке и заглядывая в подслеповатое окошко.

На мой призыв из узкой двери выходит мужчина лет под сорок пять. Не почувствовав настороженности в его взгляде, предлагаю пообщаться. Уж больно, говорю, заинтересовало ваше жилище. Он безо всяких отговорок соглашается.

Внутри землянки чисто и тепло. Оглядываясь по сторонам, не замечаю в уютной комнатке, отрытой в склоне оврага, ничего лишнего. Минимумом вещей обходится, догадываюсь, конско-раздорский землянковладелец. А вот на единственную книгу в землянке, где, кроме хозяина, обитают два взрослых кота и кроха котенок, постоянно тулящийся к еще не остывшей печи, обращаю внимание. И по обложке понимаю, что это Библия.

От предложенного чая вежливо отказываюсь – чтобы не долго рассиживаться. Ну, а краюху свежеиспеченного хлеба, испросив разрешение, захватываю с собой. Угощусь, дескать, позже. Больно соблазнительно выглядит, с поджаристой корочкой.

Свой странный поступок [уход от людей] Виктор Анатольевич, оказавшийся мастером восточных единоборств[!] и… бывшим рыночным торговцем, объяснил просто:

– Это вы в странном мире остаетесь. А я вернулся в мир настоящий.

– К природе поближе?

– Можно и так сказать. А точнее – к самому себе.

– Идея такая давно у вас возникла?

– В общем-то, она всегда жила в душе. Я же, кстати, из этих мест. Все мне тут знакомо и близко. И овраг, и степь, и Конка. И кусочек земли всегда оставался здесь за нашей семьей. Так что я не в чистое поле ушел.

– А почему же только сейчас надумали осуществить мечту – обрести, наконец, себя?

– Время, значит, пришло!

“Время собирать камни”, – почему-то всплыла у меня в сознании старая библейская истина. Но вслух я произнес другое:

– Землянку долго обустраивали?

– За три недели управился. А потом и родник расчистил поблизости. Отличная вода в нем!

– И зимовать тут намерены?

– Я же совсем сюда переселился, навсегда. В город только пару раз в неделю выезжаю – секцию рукопашного боя там веду. Какой-никакой, а источник дохода.

– На велосипеде выезжаете?

– Час с небольшим дорога занимает туда и столько же, если ветер не встречный, обратно.

– А с продуктами как?

– Все свое скоро будет.

– Землю собираетесь обрабатывать?

– А как же! Лекарственные растения планирую выращивать. Это кроме овощей.

– Через год можно к вам заглянуть, чтобы посмотреть, как вы тут устроитесь?

– Пожалуйста!

 

…Хлебушек, выпеченный в простенькой печурке в землянке на склоне оврага, оказался вкусным необыкновенно. С едва уловимым запахом осенней степи. Или свободы.

 

*** В тему

Хозяева Каменной балки

Через пять, если не ошибаюсь, лет, мы с фотокорреспондентом Сергеем Томко решили вновь навестить пологовского отшельника, который, оставив городскую квартиру, переселился в... землянку, собственноручно вырытую на склоне оврага за околицей села Конские Раздоры [из-за обилия скальных выступов местность та издавна называется Каменной балкой].

Виктор гостям искренне обрадовался. И с удовольствием рассказал, что у него изменилось в жизни.

Во-первых, в город он так и не вернулся: решил навсегда остаться на земле. По его убеждению, человек без земли – не человек. Только земля дает ему силы и делает свободным.

Во-вторых, земли собственной сегодня у Виктора много – около десяти гектаров. И фундук он теперь выращивает, и кизил, и гранат, и инжир, и хурму. При умелом подходе к делу все, оказывается, у нас растет. Это если не считать малины, смородины, клубники и ореха, под которые тоже теперь места хватает. Как и под овощи.

В-третьих, хозяин Каменной балки обзавелся пчелами. И уже имеет свой, пахнущий утренней степью, мед.

Ну, а самое главное, в личной жизни Виктора произошли разительные изменения: встретив свою Викторию, он, наконец-то, перестал быть отшельником.

Виктория – киевлянка, художник-дизайнер по профессии. По характеру она такой же, как и Виктор, открытый и бесхитростный человек. В землю влюблена, как и ее избранник. Ни на какие города больше не променяет конско-раздорскую Каменную балку, где они с Виктором теперь полноправные хозяева.

“Подобное притягивается к подобному”, – философски заметил Виктор, объясняя, почему его выбор пал именно на Викторию. Кстати, дочь Виктора от первого брака тоже пожила какое-то время в Каменной балке, о чем впечатления, наверное, останутся у нее на всю жизнь. Теперь она в Китае. Осваивает китайский язык, который ей показался не очень сложным. С Пологами связь поддерживает через Интернет.

А что землянка на склоне оврага, сохранилась ли она? Сохранилась! Выдержала испытание временем. А в ближайшем будущем, как планируют Виктор и Виктория, рядом с ней появится настоящий казацкий зимовник. С саманным домом, просторным погребом для хранения провианта и летней кухней, художественной и гончарной мастерскими, кузнецей и зимним садом.

– Вам не бывает тут тоскливо – зимой, скажем? Когда рано темнеет, когда снег заметает подъезды к вашей балке, – полюбопытствовали мы у Виктории, пока Виктор недолго отлучился по хозяйским делам.

– Не бывает, – улыбнувшись, ответила наша собеседница. – Потому что мы не делаем ничего такого, от чего бы нам было тоскливо.

Фото Сергея ТОМКО



Обновлен 08 янв 2016. Создан 07 янв 2016