Сайт журналиста Владимира Шака

Спасайся, кто может: фашисты во дворе!




Копая у себя дома погреб, жители Михайловского района Запорожской области наткнулись на останки гитлеровцев. По размерам найденных скелетов землекопы предположили, похоронены здесь были... бойцы немецкого спецназа.

 

В михайловское село, где, неожиданно для его обитателей, вновь объявились вояки третьего рейха, я ехал с превеликим интересом: сообщивший о находке во дворе родительского дома Олег Осипенко особо отметил, что пока найдены останки четверых фашистов, а быть их там может гораздо больше. Отец Олега рассказывал сыну: осенью 43-го, когда наши войска стали решительно теснить оккупантов, однажды в село заехали отступавшие [со стороны Малой Белозерки] немцы и, собрав местный народ - в основном, женщин, разумеется [мужики-то на фронте были], приказали во дворе одного из домов вырыть траншею, в которую потом сбросили полтора или два десятка убитых. Накрыли их плащ-палатками и дали отмашку: закапывайте. И не уезжали, пока сельчанки не закопали траншею полностью.

Сведущие люди [из областной ассоциации поисковых отрядов], услышав о михайловских фашистах, согласились с моим предположением: подобные неодиночные и совершенно неизвестные захоронения немцев на территории Запорожской области - большая редкость. “Обычно, - было мне заявлено, - немцы своих вот так, полутайно, где-то в полуглухом селе не хоронили. Интересно, а жетонов нагрудных среди останков не обнаружено?”

До командировки в Михайловку мне об этом не было известно. А на месте я выяснил: землекопы, намеривавшиеся отрыть у дома погреб, нашли четыре жетона - на каждого, т.е., немца. Два из них - обломанные, а два - нетронутые. Наличие в захоронении целых, не обломанных жетонов, меня смутило. Это ведь означать могло только одно: два погребенных в сельском дворе фашиста до сих пор числятся без вести пропавшими. А почему с жетонами двух других убитых немцы поступили должным образом - обломали их и отправили в Германию, подтвердив тем самым факт гибели бывших владельцев жетонов? Создается впечатление, что гитлеровцы планировали вскорости вернуться в село - за убитыми. Поэтому захоронение приказали сделать в приметном месте, а не в чистом поле, скажем. И поэтому жетоны в Берлин отправили только на двух погибших: на старших по званию, как я предположил.

И, похоже, не ошибся. По словам погребокопателей, два похороненных во дворе немца - рядовые солдаты. Ничего примечательного при них не обнаружено. Ни наград, ни особых, предназначенных для ношения, знаков о ранениях. Только перочиные ножи [у всех четверых, кстати] имелись, зеркальца и ножнички миниатюрные [что подтверждает рассказ отца Олега Осипенко: немцы дождались, пока траншея будет полностью засыпана - никто из местных ничего из карманов убитых не вытащил]. У одного из погребенных осенью 43-го еще и горсть жареных семечек в кармане находилась. Перед своим последним боем фашист ими разжился, видимо, но дощелкать не успел: наши не дали. Два же черных костяных свистка, найденных среди останков других гитлеровцев, свидетельствовали о том, что они были унтер-офицерами: свистками в немецкой армии унтеры в атаку солдат поднимали.

В один из свистков и мне предложили свистнуть - испробовать немецкое качество, которому ничто не страшно: ни время, ни земля сырая.

Свистеть я отказался наотрез.

- Да он выкипяченный тщательно! - успокоили меня.

- Нет! - мотнул я головой решительно. - Опасаюсь.

Я и в самом деле опасался. А вдруг, подумал, на мой свист призывный явится хозяин свистка - в плащ-палатку до глаз укутанный и в каске, до глаз же надвинутой. И чего я говорить ему буду - рослому фашисту из могилы забытой, какими словами оправдываться стану, что потревожил его самого и подчиненных его, числящихся в Германии в списках без вести пропавших на той страшной войне?

Что похороненные во дворе гитлеровцы были ростом под два метра, мне ребята-землекопы рассказали: по размеру костей определили. И предположили в связи с этим: уж не бойцы ли немецкого спецназа тут упокоились на долгие-долгие десятилетия?

 

В тему

Как фашистские летчики стали… советскими воинами

Есть в Куйбышевском районе, что находится на севере Запорожской области, железнодорожная станция Бельманка. На станции - совсем рядом с железнодорожными путями [в одну сторону - дорога на Крым, в другую - на Донецк], находится скромный обелиск. “В этой братской могиле, - гласит надпись на нем, - похоронено 16 советских воинов, погибших в годы Великой Отечественной войны”.

Солдатское захоронение на станции, оказывается, появилось в 1975 году, к 30-летию Победы. Упокоились в нем навеки бойцы-смирновцы – воины 18-й армии генерала Смирнова, погибшие в окрестностях Бельманки осенью 41-го [их на станцию в середине 70-х перенесли из одиночных захоронений] и воины-освободители куйбышевских просторов. В общей сложности 14 человек. Почему цифра 16 на обелиске возникла? Да потому, что вместе с нашими солдатами лежат под ним ... два немецких летчика. Их самолет не был сбит - он грохнулся неподалеку от станции в один из вьюжно-морозных дней 43-го года.

По рассказу жителя Бельманки Василия Федоровича Павленко, немецкая «рама» - так в войну в народе называли самолет-разведчик Fw-189, в условиях почти нулевой видимости из-за разгулявшейся вьюги, резко снизившись, зацепилась за провода линии электропередач, проходившей вдоль железной дороги, и упала, переломившись. Оба летчика погибли.

Воздушных разведчиков немцы похоронили под огромным тополем - неподалеку от места падения «рамы», а на могиле установили металлические таблички с фамилиями пилотов. В послевоенной суматохе таблички, естественно, исчезли, а вот место захоронения Василий Павленко запомнил. К 30-летию Победы Василий Федорович, возглавлявший в те годы местную парторганизацию, перезахоронил немцев в братскую могилу. И молчал об этом премногие годы.

Вот так и побратались через три десятилетия после того, как в Куйбышевском районе, отгремев, закончились бои, Гансы с Иванами.

 

***

Солдаты Вермахта – в усадьбе генерала Попова

Нет, уже не в качестве оккупантов нагрянули они в Васильевский историко-архитектурный музей-заповедник. Не гремят их торопливые сапоги во дворе после коротких, как выстрел, команд “Стройся повзводно!” И вообще, в комнате Восточного флигеля усадьбы, отданной немцам во временное пользование, висит тягучая тишина. И царит полумрак. Почти могильный. Потому что во флигель три сотни вермахтовских солдат как раз и попали из потревоженных могил времен былой войны.

Кому понадобилось старые захоронения нарушать? Имеется, оказывается, межгосударственное соглашение на этот счет. Согласно ему, в пяти городах Украины [включая и Запорожье], на средства федерального правительства Германии, созданы воинские мемориалы, на которых будут со временем перезахоронены погибшие на украинской земле немецкие солдаты. Со старых, полузабытых кладбищ. О существовании одного из них, вблизи Васильевки - если подниматься из города в сторону Запорожья, к рынку на трассе, - и сообщил немецкой стороне директор заповедника «Усадьба генерала Попова» Владимир Мешков.

- О кладбище том, - рассказывает Владимир Владимирович, сам, кстати, бывший военный, майор в отставке, - я знал но рассказам старожилов. В похоронных бригадах у немцев работали ведь наши - либо местные жители, либо военнопленные. Вот и сохранилась память в народе.

Первый блок захоронений за околицей Васильевки обнаружился сразу. А вскоре и подтверждение из Берлина примчалось: рядом с городом, мол, похоронено в общей сложности 225 солдат. И названия всех частей прилагались - кто, значит, откуда был. Еще чуть погодя к Васильевскому добавилось старое военное кладбище из села Скельки, что тоже в Васильевском районе находится... Так и набралось немцев с Восточного фронта на три роты - в объемистые целлофановые пакеты упакованных и ожидающих своей участи в Восточном флигеле усадьбы генерала Попова...





Создан 22 сен 2015