Сайт журналиста Владимира Шака

Земля Степана Савушкина




В честь уроженца Запорожской области, удостоенного за участие в Курильской десантной операции звания Героя Советского Союза, назван мыс на самом восточном острове России

 

Штабной офицер, начальник физической подготовки 101-й стрелковой дивизии старший лейтенант Степан Савушкин, призвавшийся в Красную Армию из Каменки-Днепровской, что на Запорожье, воевал… всего один день. День этот – 18 августа 1945 года.

В этот день началась крупномасштабная Курильская десантная операция, закончившаяся изгнанием с Курил японских вояк, проигнорировавших заявление от 14 августа 1945 года своего императора о капитуляции Японии.

 

Опередить американцев

Приказ об освобождении Курильских островов Верховный Главнокомандующий Иосиф Сталин отдал именно 14 августа, словно бы пропустив мимо ушей слова японского императора Хирохито о том, что “военная ситуация сложилась не в пользу Японии” и что “основные события в мире целиком повернулись против ее интересов”. В связи с чем император приказал правительству принять условия США, Великобритании, Китая и СССР о капитуляции. Я умышленно употребил выражение “словно бы пропустив мимо ушей” – ничего Верховный не пропускал! Он прекрасно понимал: если на Курилы не высадятся советские войска сегодня, то завтра они будут заняты войсками американскими. А зачем Советскому Союзу такой сосед на Дальнем Востоке? И ранним утром 15 августа командующий Камчатским оборонительным районом генерал-майор Алексей Гнечко получил конкретное указание: используя благоприятную обстановку, занять северную группу Курильских островов. Для участия в десантной операции привлекались два полка 101-й стрелковой дивизии, моряки Петропавловской военно-морской базы и пограничники. С воздуха поддерживать десант поручалось летчикам 128-й смешанной авиадивизии и 2-го отдельного морского бомбардировочного авиационного пограничного полка. Предполагалось также, что на боевое дежурство к Курилам выйдут подводные лодки 5-го дивизиона 1-й бригады подводных лодок Тихоокеанского флота.

Местом высадки десанта избрали северную оконечность самого северного острова Курильской гряды – острова Шумшу [ударение на второе «у»]. От южной оконечности Камчатки – мыса Лопатка, его отделяет всего лишь двенадцатикилометровый т.н. Первый Курильский пролив. Артиллерийские батареи, расположенные на мысе, в ночь на 18 августа и должны были открыть огонь по Шумшу, возвестив тем самым о начале операции по освобождению Курил.

 

Высадку десанта японцы прозевали

Из Авачинской бухты, что находится на юго-востоке Камчатского полуострова, корабли десанта вышли в пять утра 17 августа. Всего в строю насчитывалось 64 корабля, на борту которых находилось 8824 человека.

Как и планировалось, глубокой ночью 18 августа [в 2.15], когда десант был на подходе к Шумшу, начался артналет на остров. В 4.20 он повторился. И через 14 минут, как только стихла стрельба, десантные корабли с подразделениями первого отряда [1363 бойца] поворотом “все вдруг налево” перестроились в предутреннем тумане из кильватерного строя в строй фронта и на трехкилометровой полосе взяли курс к месту высадки.

Между прочим, японский гарнизон на Шумшу насчитывал 8,5 тысячи человек, 60 танков, сто орудий и минометов. На острове были оборудованы многочисленные доты и дзоты, соединенные подземными галереями – к обороне Шумшу японцы подготовились весьма основательно. На острове не было ни единой точки, которая не простреливалась бы. Кстати, вышедшие из Авачинской бухты корабли японцы засекли своевременно, задолго до их подхода к Шумшу. Но не придали походному ордеру из 64-х вымпелов значения. Самоуверенные самураи были убеждены: у русских на Камчатке не наберется сил для десанта на Курилы. И не стали в дальнейшем отслеживать путь кораблей, посчитав, что они направляются не на Курильские острова, а… во Владивосток. Не смутил японцев и артналет с мыса Лопатка. Единственное, что они сделали – оставив две линии окопов, ушли в те самые подземные галереи, о которых я говорил выше. Высадку десанта таким образом самураи просто-напросто прозевали. И попервости десантники по острову продвигались беспрепятственно. С японской стороны раздавались лишь отдельные выстрелы. Но именно из-за них у кого-то из оставшихся на кораблях моряков сдали нервы и он – из благих побуждений, естественно, для поддержки десанта, открыл огонь из крупнокалиберного пулемета. Ударили по острову и прочие корабли. Обнаружив тем самым свое местонахождение. И тут такое началось…

 

“За Родину, вперед!”

С переменным успехом бой за Шумшу длился около четырех часов, а в 11.00 в атаку на доминирующую над округой высоту с отметкой 171,0 поднялась рота морской пехоты. В ходе атаки пожертвовали своими жизнями, блокировав телами японский дот, косивший огнем наступавших, краснофлотцы Николай Вилков и Петр Ильичев [оба посмертно удостоены звания Героя Советского Союза]. А в 14.00 в контратаку перешли уже японцы, которых поддерживали 18 танков. В бой с ними вступила группа десантников, которую возглавил старший лейтенант Степан Савушкин, высадившийся в первом эшелоне и до высадки на остров второго эшелона остававшийся в составе десанта единственным штабным офицером. Командир первого эшелона комдив Порфирий Дьяков высадиться на Шумшу вообще не сумел: его корабль получил повреждение. Так что до прибытия на остров – со вторым эшелоном десанта, замкомдива полковника Михаила Артюшина именно старший лейтенант Савушкин, находясь непосредственно на переднем крае, организовывал боевые действия десантников. Отличный спортсмен [напомню: 28-летний офицер из запорожской Каменки-Днепровской был начальником физподготовки 101-й стрелковой дивизии] Степан Савушкин первым швырнул связку гранат в надвигавшийся на десантников японский танк. Примеру командира последовали и другие. А вскоре подключились к отражению контратаки самураев и корабли: с них разглядели-таки сигнальщика-десантника, просившего поддержать огнем берег.

Корабельные орудия сначала отсекли пехоту от танков, а затем и полностью подавили танковую атаку. И тогда с возгласом “За Родину, вперед!” поднял в атаку солдат, матросов и пограничников все тот же старший лейтенант Степан Савушкин. По воспоминаниям командовавшего Курильской десантной операцией генерал-майора Алексея Гнечко, атака эта увенчалась успехом: остававшаяся неприступной высота 171,0 была взята. После недолгой рукопашной схватки японцы были сброшены с нее и совсем скоро начали массово сдаваться в плен. К сожалению, сам Степан Савушкин получил в бою тяжелое ранение, от которого впоследствии, уже на борту плавучего госпиталя, умер. Вот почему в списках погибших в ходе Курильской десантной операции бойцов и офицеров напротив фамилии запорожца, посмертно [8 сентября 1945 года] удостоенного звания Героя Советского Союза, значится: “Умер от ран”. В то время, как напротив фамилий остальных погибших десантников [1557 человек] пропечатана машинисткой сжимающая сердце фраза: “Погиб в бою”.

 

Именная земля героя

Запорожскую Каменку-Днепровскую Степан Савушкин, успевший после окончания семилетки поработать в местном колхозе, покинул в 1938 году, решив связать свою судьбу с армией. В 1940-м окончил Омское пехотное училище и в войну служил в Камчатском оборонительном районе [в Петропавловске-Камчатском после гибели героя осталась вдовой его жена – Августа Михайловна Савушкина]. В штаб 101-й стрелковой дивизии старшего лейтенанта Савушкина перевели с должности командира роты автоматчиков 138-го стрелкового полка этой же дивизии. В ночь на 18 августа бойцы 138-го полка [по сути, родного Степану Аверьяновичу] как раз и высадятся на Шумшу в первой очереди десанта.

Самому мне не довелось побывать на Курилах, а вот бывавшие там – в частности, на Парамушире, следующем [после необитаемого Шумшу] острове Курильской гряды, рассказывали, что памятник Герою Советского Союза Степану Савушкину находится не в Северо-Курильске – на улице Степана Савушкина, скажем, а за городом, на… пустыре. Оказывается, за чертой города памятник оказался 4 ноября 1952 года – после того, как весь Северо-Курильск, где в войну находилась японская военная база Касивабара, был смыт цунами [его потом отстроили заново на новом месте, подальше от моря]. Неповрежденным в городе остался только памятник запорожцу-герою! Под ударами волн он накренился, но устоял.

Через архив министерства обороны России выяснил я и место захоронения Степана Аверьяновича. Вовсе не в Северо-Курильске похоронен он. И не на парамуширском мысе, который впоследствии назовут именем Степана Савушкина [это север острова]. Согласно данным архива Министерства обороны России, погребен герой на острове Шумшу – в братской могиле на горе Северной. Это та самая высота 171,0, которую взяли 18 августа 1945 года десантники, поднятые в атаку старшим лейтенантом Савушкиным. В учетной карточке воинского захоронения фамилия Степана Аверьяновича значится под номером 142. А в общей сложности в братской могиле похоронены 187 десантников, дата гибели которых одна и та же: 18 августа 1945 года. Как и Степан Савушкин, для которого далекие Курилы стали навсегда родной, я бы даже сказал, именной землей, они воевали всего один день…

 

Бюст Степана Савушкина на родине - на аллее Славы в городе Каменка-Днепровская Запорожской области.



Обновлен 23 апр 2016. Создан 08 авг 2015