Сайт журналиста Владимира Шака

История храма в приазовском селе Девненское: у сельчанина, оскорбившего батюшку, выросли... рога




Мне довольно много приходится разъезжать по области, и, бывая в глубинке запорожской, я нередко делаю пометки в блокноте: в таком-то селе, скажем, имеется такая-то, бросающаяся в глаза, достопримечательность.

Допустим, старинный, полуразрушенный храм, при виде которого мой внутренний слух неожиданно уловил дальний, полуприглушенный колокольный перезвон. Как эхо минувшего.

Подобную запись я сделал однажды и в приазовском селе Девненское - о тамошнем Свято-Троицком храме [служба в нем, увы, пока не ведется].

 

Тогда мне просто не хватало времени, чтобы остановиться и неспешно расспросить сельчан Девненского об этом памятнике архитектуры, который, как я узнал вскоре, занесен в список семи чудес Приазовского района. Причем под номером один.

Теперь же настал час поведать читателям необычную историю этого необыкновенного, украшенного георгиевскими крестами, сооружения посреди Приазовской степи.

Оговариваюсь сразу: в девненском Свято-Троицком храме знамений, поразивших прихожан, не наблюдалось. И иконы в нем не мироточили и не плакали. Даже когда их в 1937 году поспешно снимали со стен храма и прятали в подвал. Где-то там, в храмовом подвале, они и по сию пору пребывают. Оставаясь пока не найденными.

 

Почему я о 37-м вспомнил? Да потому, что именно в тот год, который тоже, как и нынешний, совпал с годом Быка по Восточному календарю, храм в Девненском закрыли безбожники-большевики. Батюшку же чуть ли не силой выдворили за порог храма, возведенного, напомню, в честь святой Троицы – Бога Отца, Бога Сына и Бога Святого Духа. Как батюшка отреагировал на святотатство, мы узнаем чуть позже. А поможет нам приазовский краевед, председатель редколлегии и литературный редактор сборника «История Приазовского района» Федор Пантов, человек весьма серьезный и, по его собственным словам, убежденный атеист.

 

- Изучая документы по каждому населенному пункту района, - объясняет Федор Васильевич, - мы, естественно, не могли обойти вниманием и девненский храм-красавец. И вынуждены были записать следующее: “Никаких исторических сведений по храму не имеется”. Хотя домыслов о нем набирается масса. Говорят, например, что строили его шесть братьев - трое родных и трое двоюродных, и один из братьев будто бы упал при строительстве. И что раствор для кладки на яичных желтках якобы замешан был.

- Но такая практика действительно существовала.

- Ну да, существовала. И, возможно, она была применена в Девненском. После войны ведь храм пытались разобрать - для строительства свинарника, а он не поддался: ни одного кирпичика не сумели из него выбить. И тогда решили храм под зерновой склад использовать. А позже - уже в более близкие к нам времена, в нем удобрения стали держать.

- Когда же воздвигли его, Федор Васильевич?

- Дедушка мой, Андрей Гаврилович, рассказывал, что котлован на будущей стройплощадке начали рыть в самом начале двадцатого века, дедушка самолично в него монетку бросал. А открыли храм - по дедушкиным воспоминаниям, то ли в 1905, то ли в 1906 году. Ну а потом один мой старинный товарищ - мы с ним вместе в школе учились, уточнил: бабушка его первой из села в новом храме венчалась, в 1907 году. Строили же храм киевские специалисты. В самом деле братья.

- Деньги, небось, всем миром собирали?

- Конечно, строительство велось за счет добровольных пожертвований. И такой храм возвели - залюбуешься! С двумя куполами, с цветными стеклами по периметру – они в верхней части храма располагались. А кровельное железо на купола из самого Екатеринослава, где центр губернии находился, привозили: лично клеймо этого города видел, когда поднимался недавно наверх. Мы же потихоньку восстанавливаем храм. А для начала решили обследовать все его помещения.

- И в подвал заглядывали?

- Заглядывали, почистили его основательно. Правда, икон - а их пятьдесят штук в 1937 году со стен храма сняли и замуровали, не обнаружили. В том же 1937-м и последняя служба в храме прошла. А когда завершилась она, один из активистов местных - вчерашний, между прочим, неистово верующий, подошел к батюшке и говорит: “Снимай крест с груди и убирайся вон. Двери для тебя открыты настежь”. Ну, батюшка снял крест, отдал его и, уходя, бросил активисту: “Чтоб рога у тебя на лбу выскочили!” Проклял, значит, святотатца, осмелившегося прямо в храме оскорбить и батюшку, и чувства не отказывавшихся от Бога, односельчан.

- Сработало проклятие?

- А как же! В тот же год у проклятого девненца на лбу рожки появились - как у молодого бычка. Появились и остались навсегда. Все село об этом проклятии знало.

Фото Сергея ТОМКО



Создан 11 мая 2015